ЗАЩИТА инженера Мельникова
Мельников Алексей Александрович
Слайдер 27 августа 2016 Третий слайд
Слайдер 27 августа 2016 Второй слайд
Слайдер 27 августа 2016 Первый слайд
Новости 13 сентября 2018

СУДЕБНЫЕ ХРОНИКИ: ЭПИЗОД #2

 Суд начался с допроса так называемой потерпевшей стороны. За банкиров из Москвы приехала отдуваться крепенькая Ольга Дмитриевна Рабинькая, растерявшая в профессии всю бабскую нежность, и бледненькая девонька с золотыми волосами лет сорока по фамилии Иванова, которая в свое время даже на последних сроках беременности приезжала во Владимир, проверяя достаточно ли сурово прессуется бывший собственник. И вот теперь Иванова, презрев декретный отпуск, снова примчалась за двести километров от Москвы, жаловаться суду на Мельникова.

 

 

Рабенькой, как самой погруженной, аж с 2012 года, в историю противостояния Завода и Банка, предстояло отдуваться перед защитой, для которой за все годы упорного сопротивления всем рейдерским интригам и козням впервые представилась возможность прямой дискуссии с ВТБ. Адвокаты вместе с подсудимым подготовили 178 вопросов, ответы на которые должны были сформировать у суда полноценный сюжет уголовно-хозяйственной драмы.

Напомню, что с 2008-2011 г. было заключено восемь кредитных соглашений между Заводом «Автоприбор» и Банком ВТБ. Соглашения предусматривали открытие кредитной линии до миллиарда рублей. Привлеченные средства были необходимы Заводу для модернизации производства и для пополнения оборотных средств. Стремительный рост заказов на продукцию Завода требовал оперативного увеличения объемов производства, чтобы выполнять все обязательства перед потребителями. Процент, под который кредитовался Завод достигал 21,8%, и клал ВТБ с прибором на все президентские обещания льготного финансирования реального сектора экономики. Кстати, деньги, которые ВТБ с невероятной жадностью продавал в те годы российским заводам, были получены от государства в качестве беспроцентного займа сроком на десять лет. На эти средства, по утверждению нашего Правительства, и должна была возродиться российская промышленность. Однако вместо этого ей устроили пышные похороны с «освоением» наследства. 

В качестве обеспечения кредита ВТБ потребовал от Мельникова предоставить в залог все предприятие целиком. При этом залог был оценен с понижающим коэффициентом 0,5, а с учетом того, что оценка производилась в интересах Банка стоимость залога не превышала 40% от рыночной стоимости. К сожалению, Мельников считал подобное обеспечение всего лишь дополнительными гарантиями для Банка, не видя в накинутый на завод кредитной петле реальной угрозы рейдерского захвата. Итак, основные соглашение были подписаны, залог оформлен. Но вместо полноценного финансирование менеджеры ВТБ начали обкладывать завод новыми кабальными обязательствами. После заключения основных кредитных соглашений Банк потребовал внесения 58 пунктов, ужесточающих ответственность заемщика, с полным контролем всей финансово-хозяйственной деятельности предприятия. При этом Завод не мог привлекать сторонние инвестиции, поскольку дополнительным соглашением, ультимативно навязанным Банком, запрещалось погашение требований перед иными кредиторами! Кроме того, ВТБ продавил пункт, согласно которому основной долг перед ним должен был быть погашен практически в самую последнюю – тринадцатую очередь. А за досрочный возврат кредита Завод должен был заплатить штраф в 1% от всего объема кредитной линии. Любой бухгалтер вам скажет, что подобные требования означали отсроченную гибель предприятия, поскольку делали окончательный расчет с Банком невозможным. Найдутся умники, который начнут хмыкать, мол, зачем тогда Мельников на это согласился. Но если бы генеральный директор «Автоприбора» отказался подписывать дополнительные соглашения, то Завод бы разорился немедленно. Забегая вперед, скажу, что итогом подобных махинаций стала продажа «Автоприбора» стоимостью почти три миллиарда рублей некой компании СОТА, единственным учредителем которой на момент сделки являлся сотрудник «ВТБ Европа» некий Атос-Нарек Драушке-Мурадян, за 147 млн рублей. Кроме этого у госпожи Ивановой мы собирались выяснить, не являлся ли мошенническим переход долга от Банка ВТБ к частной компании «ВТБ ДЦ». Дело в том, что весной 2015 г. ВТБ переуступает долговые требования к Заводу объемом 358 млн рублей за 9 млн, то есть за 2,5%, а долг на 270 млн обходится «ВТБ ДЦ» в 60 тыс рублей, то есть за 0,02%. 

Кстати, примечательно, что представители Банка в суде не смогли назвать ни одного случая нецелевого расходования кредитных средств Мельниковым. Как пояснила банковский юрист Иванова, все проблемы Мельникова заключаются в том, что он слишком самонадеянно отнеся к заключению кредитного соглашения. «Вы же видели, что подписывали. Что ж теперь возмущаетесь?» - издевательски бросила она в суде дама в ходе допроса.

Огромные суммы, десятки соглашений, банковские схематозы, подставные компании, участвующие в рейдерских схемах, факты фальсификаций уголовного дела тяжелой лавиной обрушились на судью и прокурора, в подобных баталиях неискушенных. Первой не выдержала прокурор, милая девушка без явных физиономических следов профессиональной деформации. Уже на восемнадцатый по счету вопрос защиты, государственный обвинитель взмолилась: «В вопросах не должны содержаться сведения!» 

На вопрос, как долг в 270 млн был продан за 60 тысяч, госпожа Иванова, некрасиво обнажив рот, хихикнула: «Значит он больше и не стоит!» На вопрос связана ли компания СОТА, в чьих руках оказался Завод, с менеджментом ВТБ, Иванова сказала, что не знает. Допрос Рабенькой и Ивановой показал, что незнание и беспамятство – профессиональные недуги банковских юристов. Но к этим дамам мы вернемся чуть позже. Подключайтесь.